Юридическая помощь: Статьи: Правовые отношения в информационной сфере: В рамках права собственности не может быть установлена обязанность неразглашения


В рамках права собственности не может быть установлена обязанность неразглашения

Следует обратить внимание на такое существенное обстоятельство, что в рамках права собственности не может быть установлена обязанность неразглашения, для вещей этого не нужно и физически невозможно, право собственности не предназначено для этих целей. Например, правовой режим государственной тайны охраняет информацию во всех ее проявлениях, в том числе в качестве вещи -скажем секретного образца военной техники; сведений о факте существования такой вещи; сведений, носителем которых является сама эта вещь (химический состав, тактико-технические характеристики секретного изделия и т.д.). Тогда как для права собственности охрана этих качеств не свойственна.

Если Вам понадобилась бесплатная юридическая консультация по своему правовому вопросу, то Вы можете задать его используя форму обратной связи.

Так, целенаправленное проведение иностранным гражданином дистанционного съема параметров секретного изделия-вещи для права собственности вообще не имеет никакого значения: ведь при этом не нарушаются правомочия пользования, владения и распоряжения. Нет механического контакта с вещью, значит, у собственника из владения вещь не изымается (основание для предъявления виндикационного иска), собственнику не чинится каких-либо препятствий в осуществлении права собственности, не связанных с лишением владения (основание для предъявления негаторного иска). Тем более нет посягательств на правомочие распоряжения вещью. С точки зрения вещных прав, таким образом, в данном случае вообще нет никаких посягательств на вещь.

Однако с точки зрения правового режима государственной тайны в приведенном примере имеет место прямое посягательство на засекреченную информацию (шпионаж), обладателем которой является государство. Было бы абсурдным приравнивать все возможные случаи посягательств на государственную тайну к единственному случаю - посягательству на вещь, содержащую секретную информацию. Если бы это было так и государственная тайна охранялась на основе вещных прав, то шпионаж мог бы осуществляться только в отношении засекреченных вещей, при том только путем непосредственного, механического контакта с вещью. Тогда как все многообразные формы выдачи, разглашения самих сведений, составляющих государственную тайну, были бы выведены из сферы противоправных деяний. Разумеется, подобное положение совершенно неприемлемо.

Сказанное выше применимо и для других тайн: для правовых режимов информации вообще и, в первую очередь, для тайн, недопустимо приравнивать охрану самой информации к охране ее материального носителя. Если копирование, разглашение информации происходит без посягательств на индивидуально-определенную вещь - носитель информации, то это для права собственности не имеет юридического значения. Следовательно, нарушением правового режима тайны будет только нарушение вещных прав на вещь - носитель информации. При охране на основе права собственности только материального носителя информации, составляющей тайну, вообще не может иметь место такое правонарушение, как разглашение тайны. Это поставит под вопрос существование каких-либо тайн, что повлечет за собой соответствующие последствия.

Обязанность сохранения конфиденциальности характерна только для правовых режимов информации ограниченного доступа. Эти правовые режимы информации строятся на иной, нежели чем право собственности, основе.

Наш проект поможет любому пользователю, который ищет юридические услуги в Москве.

Back to Top